Туристы СССР

рассказ 

В теплый апрельский вечер у входа в кафе «Гурман» встретились три товарища с неудержимым желанием после работы порадовать себя легким ужином, сдобренным спиртным. К сожалению, их карманы отдавали неожиданной  пустотой у всех, а выпить хотелось больше, чем они могли бы сегодня позволить.

- А не посетить ли нам старые в нашем городе места? — предложил единственный в компании москвич. – В смысле новые…

- Нет возражений! — бодро ответил его белобрысый товарищ, прошуршав в кармане сторублевой банкнотой. Он грустно посмотрел на кафе и соседний ресторан, понимая, что там не его место под солнцем.

- Только не надо меня уговаривать, я и так согласен! Пить, так пить! — поддержал товарищей третий по прозвищу «Борода», который по такому случаю вытянулся по стойке смирно. — Веди, Москвич!

- Только учтите, — инициатор похода взял под одну руку Белобрысого, под другую Бороду и двинулся через пешеходный переход. — Мы с вами еще не бывали в этих местах, но слышали о них сто раз. Я поведу вас по туристической тропе в… СССР. Помню еще пионером, я посещал эти точки в поиске пустой бутылочной тары. Сдавал бутылки, на вырученные деньги покупал коллекционные марки. С тех самых пор…

- как ты заработал первый рубль, прошла вечность! — остановил поток воспоминаний товарища Борода, и широким шагом переступил через двух завсегдатаев заведения, над которым красовалась вывеска «Второе дыхание».

Мужчины непонятного возраста и социального статуса или вышли из рюмочной и спали у выхода, или не смогли дойти к прилавку за вторым дыханием, да залегли минным полем у порога.

Друзья поднапряглись, открыли тяжелые двери и выпустили на свободу  спиртные ароматы, сдобренные запахом паленой тряпки и табачного дыма.

За перекрестком у метро «Новокузнецкая» много лет подряд скромно стояла эта рюмочная с многообещающим московским названием.  Совсем близко от городского отдела культуры, в одном квартале от двух гуманитарных институтов, по дороге к продовольственному рынку и гипермаркету, это заведение привлекало доступными ценами на водку и близостью к метро.

Все трое знали понаслышке «Второе дыхание», но чаще предпочитали «Гурман» — кафе через дорогу, на левой стороне Пятницкой, где ежедневно пел или играл на саксофоне их товарищ Андрей. Там свежее пиво радовало пустой желудок завсегдатаев, хинкали стряпали отменные. Но сегодняшний корпоратив сотрудников соседнего отделения коммерческого банка спутал привычные планы мужчин на пятницу.

- «Второе дыхание» станет нам первым глотком, — заявил Белобрысый и предложил заказать всем «по соточке». Эта доза без серьезной закуски бодрила так, что вечер плавно переходил в праздник души. – И три хлеба, пожалуйста!

- У тебя есть деньги, чтобы так себя вести? – спросил Москвич, но тут же успокоился, прочитав на стене « Горчица за счет заведения», и обрадованно намазал свой кусок черного хлеба толстым слоем горчицы. — Я вас уже всех уважаю, хотя не помню за что!

Мило, со вкусом подобранный колер, создавал теплую атмосферу рюмочной. Несколько столиков без стульев предлагали употребление спиртных напитков стоя. Буфетчица, с белоснежным фартуком смахнула с поверхности стола крошки и предложила дежурные блюда.

- Нет, спасибо, девушка. Нам по соточке, разогреться! — ответил Борода женщине и шепотом сказал друзьям. — Вы только посмотрите, на эту тазобедренную композицию!

- Ой! Не надо мне в спину делать нервы, их есть, кому портить! – у буфетчицы был исключительный слух и хорошее чувство юмора. — И не морочьте мне то место, где спина заканчивает свое благородное название!

Под мужской смех первые сто грамм прошли с удовольствием и создали атмосферу легкого праздника. Захотелось повторить, но друзья решили не спешить и добавили по пятьдесят.

- Вчера открыли банку. Сегодня она не так жжет. Но хороша, закусочка. — Москвич и Белобрысый густо намазывали горчицу, а Борода ее ел без хлеба. Ложкой. — Водка здесь дешевая, согласен. А вот еда кусается. Куда ты говорил, мы путь держим?!

- В «Пельменную»!

- Они еще сохранились?

- Я приведу.

- Идти далеко?

- Если еще по соточке, то близко!

Друзья с удовольствием чокнулись, выпили за удачное начало путешествия по СССР и двинулись в путь.

Парочка уснувших на пороге продолжала лежать, только теперь в обнимку. Через них перешагивать стало легче, а легкий весенний вечер бодрил. Зажженные фонари собирали мотыльков и мошкару. Где-то играла музыка, а «путешественники», чуть покачиваясь, направились за Москвичем. Ходили не долго, больше катались на метро по бесплатным проездным, но с каждой минутой есть им хотелось сильнее и сильнее.

- У меня уже челюсти сводит. Так жрать хочется, — заявил Белобрысый перед самым входом в «Пельменную».

В этом заведении были заняты все столы. Небольшая комната с двумя люминесцентными лампами и одним узким окном, вмещала десяток столов с лавками по краям. Громкий говор людей, табачный дым и запах прокисшего пива больше отталкивали, чем привлекали посетителей. Рядом сидели разновозрастные мужчины, пили водку с пивом и закусывали винегретом или пельменями. Лишь за одним столом сидела парочка молодых людей, и больше не было ни одного свободного места. Девушка чувствовала себя настолько неловко в мужской пьяной компании, что ее головка кружилась из стороны в сторону, а глазки смотрели на входную дверь, как бы спрашивая: «Можно я покину поскорее это мрачное заведение?»

Троица присела к молодым людям. Юноша ушел заказывать ужин, а девушка скромно комкала в руках платочек и прятала глазки под длинными ресницами.

- Ну, что друзья, — сказал Борода, — пить сегодня до утра будем или как?!

- Ай донт андестенд, — вдруг заявил Белобрысый, и друзья поняли, что он без закуски с места не сдвинется. Москвич и Борода пошли к прилавку.

- Девушка, — вкрадчиво произнес Москвич, оглядывая пышную грудь буфетчицы. — Сегодня с нами немецкий турист, который хочет русского фольклора во всем. Можно у вас попросить темного пива и винегрет?

- А то! — любезно ответила женщина под сорок, с грудью четвертого размера, обрамленной желтыми рюшами. Похоже, она гордилась своими формами и с удовольствием их демонстрировала окружающим. Борода включился в разговор.

- Плюс три порции пельменей и три соточки, — произнес он, нащупывая в кармане последние пятьсот рублей. — Сударыня, знаете, у вас же сердце на двор!

- Стаканы кончились. — Невозмутимо ответила дама, прикрыв рюшами верх груди, и отвернулась к буфетной стойке. – Из кружек пить будете?

Она показала на металлические кружки с облупленной голубой эмалью.

- Я, я. — Белобрысый вырос за спинами друзей и показал на тару указательным пальцем. — Рашин гжель!

- Ну, если это русская экзотика, то нет возражений! — буфетчица налила водку в обычные кружки, давно потерявшие внешний вид в посудомойке, и троица отправилась к своему столу.

Девушка и парень уже испарились, как будто им не хотелось сегодня ужинать. А три друга с порцией пельменей и винегретом под водочку почувствовали то блаженное состояние, к которому стремились в туристическом походе «по СССР». Москвич получил свои заслуженные аплодисменты, и друзья набросились на привычные русские блюда…

На выходе оказалось, что в карманах на троих осталось чуть больше, чем пятьдесят рублей. Белобрысый решил, что им необходимо испытать судьбу, и предложил проиграть последние деньги. Право нажать рычаг однорукого бандита доверили Москвичу. Как-никак, а он сегодня создавал всем праздник. Тот долго думал, пристраивался, вставил купюру в щель-приемник, глубоко вздохнул, и резко потянул рычаг вниз.

Звон монет не с чем не спутаешь тогда, когда ты их ждешь. Металлические кружки задребезжали чарующим потоком выигрыша, когда несколько клубничек выстроились в один ряд.

- Домой едем на такси! – хором воскликнули победители.