Сказано-сделано

Сказка

 Поначалу все жили в мире. Звери, птицы, рыбы, насекомые грелись под ласковым дневным солнцем и отдыхали в чудные лунные ночи. Было у них всего три заботы: поесть, попить да на обед к другому не угодить.

Новые времена настали в одно мгновение.

- Медведь ушел в мир иной! Будем жить без царя! Начинается другая жизнь! — понесли весть обитатели леса в небо, а оттуда эхом в горы, степи и реки.

По-новому, так по-новому. Лягушки заквакали круглый день, филин закричал в обед, караси перестали бояться щук, стрекозы и мухи в догонялки с птицами принялись играть, заяц пошел брататься к лисе, волк позвал в гости козла с овцой.

Решили по новому, а не получается так, как мечталось.

Осипли лягушки, охрип филин, щука съела карася, заяц бегает без хвоста, козел потерял овцу. В это время всеобщего равенства очень быстро почувствовали раздолье шакалы. В небо поднялись стервятники. Выползли гады. Вышли на широкий простор охоты хорьки и песцы, выплыли хищные судаки и налимы. Некогда стало спать и пить из-за боязни попасть на обед другому.

Тут прилетел комар и пропищал:

- Нам нужен главный! Тогда всё наладится! Помните, был у нас тигр, спокойно всем жилось. Сменил его медведь – сто лет горя никто не знал.

- Вот тебя мы и выберем главным!  — хитро предложила рысь.

- Достойная смена медведю, — захихикали лось и кабан.

- Есть на кого валить все несчастья и кем прикрываться, — поддакнула кваква.

Еще круче завертелось, закружилось в лесу лихо. И нет закона покарать несправедливость, забыто правило наказывать обидчика. Власть есть, а силы у нее нет. Пропал мир. Стало страшно от безысходности. Жутко по одному ходить в степи, никто не выглядывает из леса, опустели горные склоны, замутилась вода в реках, опали листья на деревьях.

- Это комар виноват! Не справедливо, — скажет кто-нибудь, и прибьет комара. Но на место насекомого тут же второй прилетает. Случится что, и этого прихлопнут, а на его место следующий садится.

Пока комаров лупили, крайних искали, изменилось все вокруг. Мгновенно исчезли черепахи. Говорили, что мудрые первыми уползли за косогор. Постепенно куда-то улетели божьи коровки и светлячки, незаметно пропали щеглы и скворцы, перестали петь канарейки. Сгинули осетры. Гордый  тигр ушел за бугор.

Шустрые хорьки и ласки стали предлагать жить всем по норам. Их поддержали суетливые белки, суслики и тушканчики. Выглянут, быстро посмотрят по сторонам и юрк в нору. Только там они чувствовали покой и слышали, как тихо шуршат по углам мыши. Все  боязливо ждали, что скоро уйдут крысы, а с ними — надежды на лучшее…

Неожиданно из леса вышел олень, оглянулся вокруг и не узнает милый край: пусто, дико, глухо. Не слышно в небе веселых птичьих песен, не кричат звонко лягушки в болоте, не цветут привычно леса и луга.

- В кругах на воде и горы утонут… — сказал в гневе олень, и ударил огромным копытом по смирной реке.

И пошли круги по воде, побежала волна за волной, задрожала земля от силы новой. Испугались гнева оленя ближние звери, рассказали о том дальним животным, понесли весть в небо птицы. Затрепетал лес, заколыхались горы, задрожала степь. Забеспокоился животный мир  в ожидании.

- Эх! Нет сил сдержать себя в ярости!  - ударил олень второй раз своим мощным копытом по зыбкой воде.

И тут же всколыхнулось от его ветвистых рогов небо, заметались по небу тучи, налетел сильный ветер. Заголосили из-под небес птицы, о которых уже и позабыли все вокруг. Вынырнул у берега лосось,  тихонько пробулькал, а вся живность его услышала:

- Я оленя знаю. Сказал, что «в кругах на воде и горы утонут», так и будет.

Выползли из леса муравьи и говорят остальным:

- Суров он, но справедлив. Сказал — сделает. С ним мир будет.

Медленно, с надеждой на лучшее стало оживать все вокруг. Вернулись из-за бугра самые мудрые, начали трудиться те, кто успел облениться, перестали бояться трусливые, поднялись в воздух счастливые. А когда при всех наказали вора, выгнали злого обидчика и пожалели несчастного, все поверили в новую силу, которая что скажет, то и сделает.

Наступил мир, о котором мечтали. Появилась правда, которую ждали. Вспомнили правила, по которым жили.  Начали есть-пить, на обед другому не попадаться.

Когда в мире все по справедливости, тогда не тонут горы в кругах  на воде.