Секс-бомбы многоразового действия и массового поражения

(или ЖЕНЩИНЫ-ВОЕННОСЛУЖАЩИЕ) — в журнал «ОНА» и «Воинское братство» 1998 год

 Войны – дело мужское. Но во все времена рядом с мужчинами брали в руки оружие и женщины, отношение к которым всегда было неоднозначным, порой — противоречивым.

Одни говорили, что все военные баталии — ради женщин. Другие утверждали, что только без женщин – войско непобедимо. А женщины в армию допустимы только тогда, когда нет надобности в проявлении геройства.

Однако, женщины успеш­но воевали, заменяя порой мужчин (достаточно вспомнить амазонок, маркитанток, женщин-комиссаров, опыт гражданской и второй мировой войны,  где  широко практиковался  призыв  в армию женщин на разные должности:  медсестер, регулировщиц, радисток, прожектористов, связисток и т. д.). Они дос­тойно выполняли воинские обязанности и заслужи­ли исключительных слов благодарности.

Прекрасные, благородные поступки женщин воспеты не в одной поэме, им преклоняются, их боготворят, о них пишут песни и сочиняют стихи. Но интимная сторона их сексуального поведения, как правило, остается в стороне…

Немного истории

 Принадлежность женщин к армии, с яркими примерами неординарного поведения отдельных — исключительных! – из них, эволюционировала от «походных подруг», «обозных баб» к непосредственному и полноправному участию прекрасной половины человечества в военных действиях.

На протяжении тысячелетий именно за женщинами сохранился образ этакого сексуального оружия. Особенно тех из них, кто силой своей женской привлекательности, покорял мужские сердца и обеспечивал их сексуальное удовлетворение. Именно эта роль прекрасной половины человечества проходит красной нитью через всю историю войн и военного искусства.

Еще армии египетских фараонов сопровождали фалан­ги «утешительниц» и «плакальщиц», которые не только лили слезы в ритуа­лах захоронения убитых воинов, но и веселились в оргиях победителей. А Александра Македонского сопровождали части «не­комбатантов» среди которых находились не только телохранители, заложники, слуги, историк, софисты, поэт, … но и — женщины! При этом их численность заметно возростала по мере протяженности военных действий. Позднее римские легионеры вступали в брак с иностранками при дли­тельном пребывании в захваченных государствах, создавая целые колонии солдатских семей. Только в 171 году до нашей эры в Испании римские сол­даты имели от испанок, с которыми не состояли в юридическом браке 4000 детей!

В сборнике индийского эпоса «Махабхарата» упоминается о публичных женщи­нах, сопровождавших наряду с торговцами войско в походе. В «Камасут­ре» рекомендовалось городским гетерам устанавливать и активно поддер­живать отношения со стражами порядка, судьями, воинами и царскими са­новниками.

В общем, первое время они воевали не столько на поле битв, сколько на ложе любви, сексуально удовлетворяя воинов. С тех пор и до наших дней об этом помнят мужчины и не могут спокойно пройти мимо облада­тельницы форменной юбки и гимнастерки с выточками…

Но женщины не только любили мужчин, скрашивая досуг, они:

  • обеспечивали войсковое пополнение родившимися мальчиками;
  • иногда выступали в роли живого щита перед наступающими войсками;
  • всту­пая в «брак» с солдатами, создавали им относительный комфорт и удобства после боя;
  •  воодушевляли солдат на подвиги;
  • сами успешно воевали.

Не случайно Платон считал, что войско необходимо составлять из пар возлюбленных, ибо недостойно солдату на глазах у любимой оставить поле брани.

По отзывам лето­писцев, некоторые женщины в память о погибших «мужьях» вешали на пояс принадлежащие последним мечи. В итоге встречались такие из них, кто был уве­шан «памятными сувенирами», как новогодняя ёлка.

История приводит примеры, когда сами женщины участвовали в боевых действиях, возглавляли воинские формирования, а порой становились героями сражений.

По словам римского историка Тацита в составе кельтского войска было много женщин, которые так потрясли римских солдат, что те «словно окаменев, подставляли неподвижные тела под сыплющиеся на них удары.» Женщины, населявшего Центральную Азию кочевого племени сарматов были обязаны участвовать в вооруженных конф­ликтах, так как не имели права выходить замуж до тех пор, пока не убь­ют в бою врага.

Существует легенда в армейских кругах,  согласно которой  фаланги   А. Македонского внезапно раскрывали свои ряды перед наступающим про­тивником, взору которого представали обнаженные женщины. Многомесячное отсутствие связей с ними, красота и привлекательность последних вызы­вали замешательство с стане врага, чем и пользовались воины великого полководца, сокрушая противника.

Вероломство и коварство, зачастую приписываемые женскому поведе­нию, рельефнее всего проявлялось через сексуальную активность тех из них, кто пользуясь собственной красотой и женственностью добивался по­бед над врагом, заманивая его своими чарами и лишая тем самым способ­ности противостоять противнику. Достаточно вспомнить здесь известную Клеопатру, жен китайских правителей, мусульманских наложниц. Одну из таких женщин — Семирамиду — Геродот называл самой прекрасной, самой жестокой, самой могущественной и самой похотливой из восточных цариц.

Но чаще были среди женщин такие, кто включались командирами в состав воинского формирования в качестве «следующих за войском». Часть из них вступала в «брак», являясь «походными женами», а дру­гие оставались безбрачными, предавались разврату или занимаясь банальной проституцией.

Такой порядок нередко приводил к нарушениям воинской дисциплины, заставляя командиров принимать решительные меры. К приме­ру, римский полководец Сципион Африканский Младший изгнал из своих войск две тысячи проституток.

По большому счету, помимо секса, с многим из того, что выполняли женщины: приготовление еды, стирка белья, оказание помощи ранненым, — могли справиться мужчины. Но кто лучше все это сделает? К тому же солдаты объективно не могли обзаводиться семьей, и наличие рядом женщин их вполне устраивало.

Обилие войн, эпидемий, природных котаклизмов к средним векам при­вело к увеличению числа женщин по отношению к мужчинам. Монашество в Европе, полигиния в Азии частично скрашивали картину, но для безбрач­ных и бессемейных женщин «обозная жизнь» в сексуальном плане была бо­лее привлекательной. В этот период по данным многих исследователей ты­сячи женщин были солдатскими женами, поварами, прачками, заготовителя­ми провианта и медсестрами.

У Карла Седьмого во время его осады Нейса в войсках насчитывалось около 4 тысяч солдатских девок, в армии герцо­га Альбы — до 400 конных и свыше 800 пеших проституток.

При всем при том, сексуальное поведение женщин с оружием в руках и тех из них, кто сопровождал войска в раннем периоде формирования их сексуальной культуры отличается репродуктивной направленностью дейс­твий, полиандрией, терпимостью к мизогинии, грубости и жестокости, принятому двойному стандарту в общении между полами.

Традиционная сексуальная роль женщин в военных походах с годами ни сколько не изменилась. Наоборот, в процессе борьбы за объект секс­уального предпочтения разнообра­зилось сексуальное поведение, расширялись сферы запретного по мере участия представителей разных полов в военных конфликтах на удаленных территориях. Взаимопроникновение культур вело к обогащению сексуально­го поведения, изощренности в половом общении, в конечном счете — к по­вышению уровня сексуальной культуры.

К сожалению история не вполне ясно определяет статус женщины как субъекта воинского формирования средних веков. Однако по оценкам сов­ременников, они выступали естественной частью армии (особенно евро­пейской): «обозные женщины», например, маскировали численность войска, вводя противника в заблуждение. Заражение противника венерическими заболеваниями являлось существеным подспорьем в решении военных задач.

Но женщины в войсках со временем стали обузой, мешая маневреннос­ти войск, создавая проблемы неподговленностью для выполнения конкрет­ных военных задач. Возникла необходимость их сокращения при войске, регламентации обязанностей, обусловленной качественными сдвигами в об­ласти военных стратегии и тактики. Кое-где пытались полностью отка­заться от них в военных походах. Однако всем это не удалось.

Инструктаж моряков в зарубежном порту:

-          Если к вам будут приставать всякое  женщины, то вы их проигнорируйте.

Возвращаются моряки на корабль. Один докладывает:

-          Из увольнения прибыл. Замечаний не имел!

-          К Вам женщины приставали?

-          Так точно. Одна!

-          Вы ее проигнорировали?

-          Пять раз! Товарищ капитан!

 

Одно время счита­лось, что половые инстинкты на войне надо сдерживать, потом — половые связи неизбежны, и даже утверждалось, что половая распущенность не только неизбежна, но и желательна. В общественном сознании существовали полярные точки зрения на участие их в боевых действиях. От неприятия — до одобрения.

Новые виды и рода войск, техническая оснащенность подразделений требовали специальной подготовки и привлечения женщин для конкретных воинских специальностей. Особенную ценность привносили их природные качества: мягкость, доброта, участие, отзывчивость, сострадание, такт. Привлекающая женщин свобода сексуального поведения и обилие мужчин, на­личие любви или привязанности, как и родственные узы заставляли их выбирать армейскую жизнь. Поэтому появление торговок-мар­китанток, а затем и медицинского персонала, стало закономерным процессом в обеспечении войск.

Между тем, солдаты-рекруты, наемники по-прежнему не имели возмож­ности быть с семьями, ведя холостяцкий образ жизни. Они как и прежде искали возможность сексуального удовлетворения и находили его у тех кто был ближе всего к армии. Во времена Парижской коммуны существовали корпуса куртизанок, плата за свободную любовь которых нередко своди­лась к групповому изнасилованию и расстрелу.

 

Дела российские

К сожалению, из русских летописей и приданий древних лет к нам дошло не много примеров женского героизма в войнах с врагами. Но даже упоминания о былинной воительнице Настасье Микулишне или участии княгини Ольги в военных походах заслуживают уважения. На Руси редко женщины присутствовали в войсках. Чаще они в горящую избу входили и коней на скаку останавливали. Не соблазняли они сослуживцев – детей рожали, да и русские мужики считали: не бабье это дело воевать.

Правда, в былые годы скифские воины кочевали по степям вместе со своими женщинами, насилуя побежденных и забирая с собой наиболее привлекательных в качестве жен. 

А вот Петр Пер­вый — известный бабник, осуждал определенную категорию сопровождавших войско: «Никакие блудницы при полках терпимы не будут, но ежели оные найдутся, имеют оные без рассмотрения особ через профоса раздеты и явно выгнаны быть».

В то же время он требовал уважительного отношения к солдатским вдовам и честным женам. В специальной главе «О содомском грехе, о на­силии и блуде» Воинских артикулов отмечалось: «Ежели кто женский пол, старую или молодую, замужнюю или холостую, в неприятельской или дру­жеской земле изнасильствует и освидетельствуется, оному голову отсечь, или вечно на галеру послать, по силе дела».

Слу­чаи появления русской женщины в войске, подобные легендарной кавалеристке Дуровой скорее исключение, чем правило. Гораздо чаще общение с прекрасным полом проявлялось в местах расквартирования частей и подразделений. Появление военных в городах, особенно приезд элитных войск (те же гусары!) воспринималось как праздник для местного женского населения. А спустя год рождаемость резко подскакивала практически повсеместно — любовные утехи оставляли плоды любви.

Первые русские женщины вошли в состав действующей армии в качестве медицинских сестер передовых перевязочных пунктов и госпиталей. Это произошло в начале Восточной войны в 1854 году. Сестры милосердия оставили замечательный след в истории Крымских компаниях Х1Х века.

К 1917 го­ду число только женщин-медсестер в войсках возросло в 1000 раз по сравнению с Крымской войной. В первой мировой войне в составе русской армии были водитель Е.Самсонова, авиатор Е.Шаховская, разведчик М.Иса­акова, пехотинец А.Красильникова. В 1917 году был сформирован «Женский батальон смерти», под командованием М.Бочкаревой. Причем появление женщин в войсках было делом добровольным (принцип воинской обязанности распространялся только на женщин-врачей). Год от года число женщин-во­еннослужащих существенно возрастало. От единиц к десяткам, от баталь­онов — к полкам росло их количество. В годы гражданской войны и интер­венции Политическое Управление Реввоенсовета Республики оценивало чис­ло женщин в армии в 27%.

Они выполняли многочисленные служебные обязанности: от комиссаров до рядовых бойцов. Но сексуальное поведение разнилось у каждой: от бе­зоглядной любви — до «обозной бабы». Осуждение или поощрение окружаю­щими сексуальных проявлений вело к тому, что одни вели исключительно аскетический — «монашеский» — образ жизни или рожали от любимых и ухо­дили из войск. Другие в пьянстве и похоти пропускали через себя целые батальоны, а кто-то становился жертвой групповых изнасилований.

В русской армии сексуальная культура женщин-военнослужащих отличалась патриархальностью,  терпимостью,  принятием двойного стандарта  в общении между полами, стыдливостью и скованностью в сексуальном обще­нии, осуждением лесбианства, но и поощрением солда­тами развязности, похотливости отдельных женщин.

Практически во все времена примерно каждая десятая из женщин-военнослужащих оказывалась беременной или была за­ражена венерическим заболеванием, что вело к отстранению от выполнения служебных обязанностей. Военные-мужчины не изменили свое отношение к женщине в армии, продолжая рассматривать ее преимущественно как объект исключи­тельно сексуальный.

А как сегодня?

В конце ХХ века доля женщин-военнослужащих по 140 странам мира составляет около 4,5%. Сегодняшние Вооруженные Силы России характеризует рост числа женщин-военнослужащих во всех родах и видах войск — в российс­кой армии служат около 1,5 тыс. офицеров и 25 тыс. прапорщиков-женщин, а кон­курс при поступлении в военно-учебные заведения, где осуществляется набор девушек достигает 12 человек на место и более.

При всем при том складывающаяся сексуальная культура в воинских формированиях из числа женщин изобилует социально-нравственными проб­лемами. Среди них отмечается наличие домагательств к женщинам-военнослужащим со стороны мужчин.

И хотя 80 %  из числа  опрошенных  автором офицеров категорично не одобряют использование своего служебного поло­жения для принуждения женщин к половым связям, факты приставания, не­корректного поведения к женщине все же имеют место.

 Анка проходит мимо Василия Ивановича. - Анка, почему честь не отдаешь? - А я ее, Василий Иванович, еще в прошлом году Петьке отдала…

 Реакция женщин-во­еннослужащих на сексуальные домогательства сослуживцев различна. Боль­шинство предпочитает не обращать внимание и держаться подальше от мест мужских развлечений. Многие женщины считают для себя непристойным по­сещать солдатские клубы и Дома офицеров, обходят стороной казармы. Другая тактика — не слышать непристойностей и игнорировать словесные оскорбления. Или отвечать на них с вызовом, презрением и негодованием, чтобы в следующий раз неповадно было.

В армии США, например, по сообщениям печати, трое военнослужащих с авианосца «Нимитц» (на котором служат 500 женщин из 5000 членов экипа­жа) обвинены в изнасиловании представительницы команды. А в начале де­вяностых годов был вынужден подать в отставку командующий ВМС Л. Гар­рет и ряд старших офицерских чинов после того, как на ежегодной конфе­ренции 26 женщин — военнослужащих заявила о том, что подвыпившие сос­луживцы заставили их пройти сквозь строй примерно двухсот мужчин, тис­кавших их и пытавшихся сорвать с них одежду.

Но и женщины-военные “копируют” поведение мужчин-сослуживцев. Появились случаи своего рода приставаний девушек к курсантам-юношам в военных институтах: делят возлюбленных! А женщины-офицеры неровно дышат к подчиненным мужчинам. Например, в армии США лейтенант Л. Роузен в течение года использовала молодых солдат (у 17 подчиненных ей не удалось добиться успеха, а трое стали её любовниками) для удовлетворения своих сексуальных потребностей.

В советской армии (как в период второй мировой войны, так и в Афганистане) по рассказам и свидетельствам опрошенных автором очевидцев, в пехоте, артиллерии, авиации существовала практика «приближения к себе» коман­дирами различных степеней (особенно полкового и батальонного звена) женщин-санинструкторов, радисток и других, которые выполняли роль ППЖ (походно-полевая жена). Основанное на стремлении уберечь женщину от тяжестей армейского быта желание офицеров иметь постоянного полового партнера, как правило, не осуждалось рядовым и сержантским составом (если не возникал пресловутый «любовный треуголь­ник» или по каким-то иным причинам).

В то же время среди некоторых женщин имеет место провоцирование вульгарного к себе отношения, которое вызывает негативные последствия. Так,  в период военных действий во Второй мировой войне опять же каждая деся­тая женщина-военнослужащая, призванная в армию, была уволена по бере­менности или в связи с венерическим заболеванием (некоторые военнослу­жащие именуют таких женщин «sex-бомбами», называют их «очагами эротиз­ма разового действия, но массового поражения»).

Сегодня у женщин входят в моду «военизированные» специальности стрел­ков-снайперов, диверсантов, телохранителей и т. д. Примером могут послужить «дикие гусыни»,  «черные и белые колготки», которые воюют на той стороне, где больше платят. Они появились в местах вооруженных конфликтов на тер­ритории СНГ и, как правило, знают свою непритязательную дорогу: смерть от пули или жестокое изнасилование. Одни из них — взводные жены — пос­тоянно находятся под воздействием наркотиков или алкоголя, и ходят в атаку с мужчиной, которого считают своим (семейные пары — исключение). Другие — бывшие спортсменки (биатлонистки, стрелки и проч.) — отстре­ливают солдат противника за финансовое вознаграждение или из чувства мести.

Современную сексуальную культуру военнослужащих отличает опреде­ленный армейский сексизм (половой шовинизм). Это видно по урезанным возможностям поступления женщин в военно-учебные заведения, по незна­чительному количеству женщин высшего офицерского состава, по пренебре­жительному отношению к военнослужащим-женщинам на мужских должностях, как представителям слабого пола.

 Вопрос армянскому радио:

- Может ли женщина быть полковником в армии? - Очень редко. Чаще — под полковником.

Однако, в последние годы наблюдается некоторый прогресс отношения к женщинам в военной форме, что объясняется результатами их успешной воинской деятельности, определенным развитием феминизма и снижением мужествен­ности современных мужчин. С социальными измене­ниями последних лет: большей открытостью общества, некоторой феминиза­цией его, достижениями эмансипации — слабый пол заявляет о своих новых правах и возможностях.

 Женщины стремятся в Вооруженные Силы (практи­чески во все армейские печатные издания, радио и телевидение поступают письма о желании служить в армии от девушек), они открыто проявляют свою маскулинность (женские футбол, штанга, культуризм), достаточно серьезно проявляют себя в традиционно мужских сферах (как, например, охрана представительств, женщины-телохранители, космические и авиационные полеты и пр.).

Например, лидера ливийской революции полковника М. Каддафи охраня­ет Джамахирийская гвардия из числа выпускниц женской военной академии в Триполи — единственного учебного заведения подобного рода в исламс­ком мире. Они отличаются привлекательными внешними данными, боевыми навыками и не раз доказывали свою преданность вождю.

Обыденное сознание оставляет представление о том, что женщины отп­равляются на службу в армию в поисках мужчины, которого среди граж­данского населения найти не удалось. Представление о женщине — храни­тельнице домашнего очага, орудии деторождения и воспитательнице детей — доминирует в вопросе о равных правах, обязанностях и возможностях женщин в Вооруженных Силах. Однако они прекрасно могли бы справляться с административными, научно-исследовательскими и педагогическими обя­занностями, высвободив для боевой службы немало офицеров из числа муж­чин.

На военной кафедре:

-          Из женщин-студенток мы должны сделать офицеров-снайперов.  С начала вами займусь я, а потом другие офицеры кафедры…

В целом отношение к женщинам-сослуживцам в российской армии доста­точно уважительное и большинство женщин-военнослужащих честно и безза­ветно выполняют свой долг в армии, пользуясь заслуженным авторитетом и уважением товарищей по службе. Этому посвящена не одна страница лите­ратурных произведений и об этом свидельствуют наградные листы.

В силу наличия как санитарно-гигиеничес­ких (наличие и использование средств личной гигиены, отдельных туале­тов, возможность принятия ежедневного душа и проч.), социально-нравс­твенных (взаимоотношения с сослуживцами-мужчинами, ношение формы одеж­ды, расквартирование, забота о детях, учет ежемесячных трудностей, связанных с менструационным циклом, и т. д.), не­гативных аспектов полового поведения самих представительниц прекрасного пола, как и проблем взаимоотношений с ними мужчин (особенно кораблях Военно-морского Флота, где не приветствуется даже появление их на бое­вом корабле) изучение сексуального поведения женщин-военнослужащих требует и ждет своего исследователя.