Развод. Мужчина.

Мысли сексолога на эту тему.

Точка невозвращения в сексуальном влечении нередко подталкивает пару расстаться. В молодости, без совместно нажитых лет и родившихся детей это сделать относительно просто: мы не сошлось характерами и расстались. Или он (она) оказался совсем не тем, что казалось! Такие разводы можно классифицировать так:

  • безпроблемные (как в выше описанном случае),
  • вынужденные (по «залету», по требованиям родителей и т.п.),
  • по страсти (вот она — моя любовь, а первый раз я ошибся/ошиблась и проч.),
  • случайные (расстались на время; оказалось, что порознь лучше, чем вместе и т.д.),
  • глупые (по молодости мы сошлись; глупые были; или я так решил/а!)

В возрасте, когда семье не один и не два года, и совместные дети уже есть, сделать шаг к разводу совсем не просто. И, что характерно, мужчины в любом возрасте колеблются больше женщин перед бракоразводным процессом. Им сложнее расстаться с привычным образом жизни, устоявшимся укладом, спокойным порядком. С годами мужчина-муж хорошо понимает, что новая пассия, к которой он уйдет со временем станет такой же, как и та, кого он оставляет. В новом партнерстве необходимо притираться, сдерживать себя, менять привычки, подстраиваться к человеку, поддерживать иные его традиции, закладывать новые устои.  А этого не очень-то и хочется. Характер мужчины с годами только крепчает, и ломать его сложно, как интроверту, так и экстраверту. Причина в том, что мужчина думает как о себе, так и о своих детях от первого брака. Нередко ждет их совершеннолетия, чтобы сказать самому себе: детей я поднял, теперь можно решать свою жизнь. В эти годы он считается с мнением своих родителей, если они еще живы; и часто отодвигает решение о разводе до ухода в мир иной отца или матери, что бы не сделать им больно.

 Мужской односемейный генотип, привитый в доме, где у родителей было несколько браков может облегчить принятие решения. Но только в том случае, если разводы родителей были пережиты спокойно ребенком-мужчиной в детстве, юношестве или зрелости.

Мужской фенотип однолюба в зрелости или инволюции, как реализованный потенциал, не может свыкнуться с мыслью о необходимости расставания, даже если сексуальное влечение и любовь ушли безвозвратно. Такой мужчина будет стремиться склеить разбитые отношения или отодвигать разрыв бесконечно.

В мужской позиции удобно быть на двух стульях. Он живет с женой-хозяйкой, которая его обстирывает и готовит привычные обеды. А гостит у любовницы-подруги, которая ведет интересные разговоры, делает праздничные ужины и дарит страсть в постели. Трудно оставить хороший, налаженный быт и уйти в никуда, так как опыт подсказывает: прежде все начиналось так же отлично.

В этих условиях мужчина чаще, чем прежде, лжет одной (работа, совещания, друзья, футбол) и другой (вот подрастут дети, я не могу в другое время и т.д.). При этом у него достаточно напряженная этическая дилемма: оставить жену, с которой прожиты годы, значит совершить предательство? А если она еще и больна, с маленькой зарплатой или пенсией, то ситуация выглядит довольно проблематично. Не случайно, главное оправдание в таких случаях звучит очень эффектно в любовных романах: «я ухожу, так как жизнь у меня одна, второй уже не будет!»

Нравственные устои старших поколений чаще охраняли брак. Современным мужчинам легче нарушить привычное равновесие, если супруги часто ругаются, их союз изначально был меркантильным или по расчету, вторая половина выглядит и чувствует себя великолепно или, что еще удобнее, нашла себе любовника и сама просит разрыва.
Разовые интрижки или относительно длинные любовные связи учат мужчин: непостоянство женщин так же часто встречаемое явление, как и у мужчин. Так есть ли смысл менять шило на мыло?

В период, когда мужчина все ближе и ближе подходит к ответственному рубежу, его начинают терзать сомнения, которые невольно отражаются на собственном здоровье. Плюс ко всему обе женщины интуитивно чувствуют его внутреннюю борьбу и по своему «давят на психику».  В итоге рост артериального давления подталкивает к инфарктам и инсультам, страхи и сомнения обостряют язвы и гастриты. Наступает момент, когда на одну чашу весов он кладет свои болезни, а на другую проблему — зачем я ей со своими болячками? Может лучше оставить все, как есть, и радоваться минутному счастью, которе ему выпало в жизни?

Но и здесь не все просто. Сидеть на двух стульях довольно сложно. Ощущение, что вторая, по чину любовница, друг, пассия, как правило, более молодая, может уйти к другому, и «оставить меня одного» со своими проблемами, заставляет мужчину подергивать удилище, как с мормышкой на зимней ловле. Подарки или цветы, стихи или духи — все идет в ход, чтобы продлить то ощущение счастье, которое еще есть, и неизвестно надолго ли его хватит. По анологии с известным произведением, этот «пес на сене» вольно или нет, но мешает женщине принять решение: бросить его или продолжать связь, надеясь на счастливый финал сказки. Порой приходит на ум мысль, а что им мешает договориться и оставить все как есть? Жить можно и с двумя, и с тремя или, как мусульманам, которые и четырех женщин берут в жены совсем законно.

Плюсы мужской ситуации значительны: его обихаживают две женщины (одна хочет сохранить очаг, другая — будущее), они стараются и борются за свое будущее.  Его сексуальная жизнь существует в новой ипостаси, где виагра совсем не нужна — сексуальное влечение к новой партнерше стимулирует потенцию, с которой он было расстался, живя с первой женой. Питание, стирка, глажка, уборка квартиры отступили на второй план: каждая женщина берет все на себя. Дети пристроены. Родители в неведении.

С другой стороны терзают минусы: нервы на взводе, здоровье шалит, водки приходится пить больше, заливая свои проблемы. Но разве это минусы на фоне плюсов?! Так можно решать сколько угодно, и кормить всех обещаниями, а женщинам остается ждать и по своему влиять на возникшую жизненную ситуацию.

Вот и выходит, что окончательное решение принимают чаще женщины, чем мужчины.