Раков много не бывает

Рассказ

Жаркое астраханское солнце пекло в сентябре сильнее, чем в Сахаре. Почти в зените, яркое светило грело так, что грязно-серая поверхность выжженной за лето земли трескалась на глазах.

 Бесконечная степь с невысокими холмами в мелких желтых островках засохшей травы на солончаке окружала огромную бахчу, куда приехали на уборку урожая по просьбе главы сельсовета несколько офицеров и рота солдат. Веселые, жизнерадостные и беззаботные, после удачных боевых стрельб на полигоне, военные радовались новому для них занятию, чувствовали вкус необычной, азиатской, но такой спокойной и гражданской жизни рядовых колхозников.

Солдаты быстро установили палатки, офицеры организовали дежурную службу, наладили питание личного состава и с удовольствием отправлялись ежедневно в поле. Солдаты и сержанты собирали спелые ягоды в огромные кучи по краям поля, с приходом грузовых машин заполняли ими доверху кузова, задорно бегали по пустым участкам или отрабатывали удары ребром по огромным арбузам, как в карате.

- Ну, гарбуз, погоди! — кричал иной раз сержант Ничепоренко и резко опускал ребро ладони в твердую гладкую поверхность полосатого красавца-ковуна, как называл арбуз его командир, ростовчанин, лейтенант Носов.

Считалось шиком разбить арбуз одним ударом, взять руками нежную, ароматную, сочную, совсем без косточек алую сердцевину и пить удивительно холодный сок. В этой жаркой степи арбузная влага с хрустящей алой плотью — все равно, что сочные пухлые губы любимой.

Каждый боец в этой роте хоть раз, но попробовал диковинного удовольствия, и долго еще хвастался друзьям в гарнизоне, какой ему достался «гарбуз», как удалось его рассечь  одним ударом, какой сладкой и сочной была та мякоть, которая досталась…

Офицеры в первый же день не упустили возможности попробовать кумыс, которым их угостил сторож Магомет. Отвращение от непривычного напитка быстро сменилось наслаждением от разбавленного спиртом этого кобыльего молока. Новый коктейль вызвал массу эмоций у Магомета, и старый казах рассказал о соседнем озере, где обитали раки.

- Сентябрь — месяц с буквой «р», а, значит, раки должны быть в соку, — заключил лейтенант Носков, и тут же уговорил ротного отправить его на разведку в поисках новых впечатлений от нечаянно выпавшей командировки по уборке урожая в среднеазиатской республике.

Двести-триста километров в этих местах привычно соединяли небольшие поселки и стойбища, аулы и железнодорожную станцию. Машина — на ходу, бензин есть, раков поесть охота всем.

Командир принял замечательное решение: отправить своего заместителя, капитана Барского, лейтенанта Носова и трех солдат на поиски раков. Уговаривать никого не пришлось, и через час юркий УАЗ мчал любителей ловли на северо-восток степи. Искали озеро не так, чтобы долго, но слова Магомета и полевая карта Барского не очень совпадали. Спас ситуацию внимательный взгляд взводного.

- Утка летит низко в небе, смотрите!  - уверенно заявил капитан и направил машину соседний на пригорок. — Наверняка она нас приведет к воде.

Сверху они увидели зеркальную гладь с редким тонким камышом и маленькими, чуть чахлыми осенью, ивами по берегам. После трех часов пути по пыльному бездорожью, когда во рту скрипит песок, а глаза превратились в узкие щелочки от не оседающей пыли, ждать команду старшего группы не стали. Все дружно разделись до трусов и бросились с головой в воду. Удовольствие от неожиданного купания в неглубоком озере подняло настроение, команда потихоньку отфыркалась, насмеялась, нанырялась и постепенно выстроилась вдоль крутого берега в поисках раков.

Шли по дну тихо, выгибая в поклоне спины, шарили руками по грунту, искали норы, но безрезультатно. Раки не появлялись. Может быть озеро не то? Или время раков еще не пришло? Каждый молча искал ответы на свои вопросы, пока первым не нарушил тишину Носов. Он поднял вверх руку с темно-зеленым усатым водным чудом средних размеров, и прокричал:

- Есть первый! Не зря приехали. Чуть ниже колен ищите… И к моему берегу двигайтесь…

Один, потом другой, за ними третий рак плавно перекочевали в вещмешок. Не прошло и пары часов, как обычные брезентовые солдатские вещмешки наполнились шевелящимся уловом. Раки копошились, хватали клешнями за пальцы, высовывали свои длиннющие усы, кувыркались, и, казалось, кряхтели и сопели в новой для себя обители. Похоже, никто из этих спокойных обитателей местного азиатского озерка даже не догадывался о ближайшей перспективе.

На ночь глядя решили не ехать. Заблудиться ночь в степи – дело обычное, но неприятное. Перекусили суточным пайком, что был у каждого бойца, и прикимарили тут же, в машине.

Ранним утром продолжили ловлю раков. Клич Носова «Раков много не бывает!» взбодрил всех, и бойцы полезли в воду. Благо, ночи в это время короткие, вода и земля не успевают остыть за те несколько часов, что дарит солнце, прячась от заката до рассвета. Насобирали еще парочку вещмешков и отправились в обратный путь. По дороге Носов мечтал вслух.

- Вот приедем к себе, возьмем кастрюлю у старшины. Ту, что на сорок литров! Не одну! Три возьмем! Вскипятим водички, бросим раков, посолим, поперчим… Интересно, у старшины или Магомета есть укроп? Хотелось бы, чтоб припас дед. Помню, на Лебердо… это на левом берегу Дона… Собирались мы с пацанами по пиву и ракам… из отряда десятиногих ракообразных. Красота! Рядом девушки с ногами от ушей, музыка зовет ближе и ближе… А раки с пивом заманивают еще дальше, если добавить к пивку сто грамм! Праздник души! Тепло, легко, без забот и нарядов… Кстати, Нечипоренко, помнишь, что тебе вечером в наряд?

- А як же, — сержант потянулся на кожаном кресле, улыбнулся, убаюканный движением машины и протянул руку в окно. — Бачте, товарищ лейтенант! Это не мираж?

Он показывал влево своим длинным, узловатым указательным пальцем на желтую точку несколько в стороне от маршрута. УАЗ шел примерно параллельными курсами с бортовым Газ-53, к которому был пристёгнут необычный прицеп желтого цвета на двух колесах.

- Да, это пиво везут! А ну-ка догони его! — Носов первым разглядел четыре буквы на борту бочки, и приказал водителю, как будто не замечая дремлющего на переднем сиденье капитана. — Мы его потормошим!

Через пару минут обе машины стояли рядом. Оказалось, что пиво везут не на бахчу, как все надеялись, а в дальний поселок. Бочка была большой и вместительной. Чтобы закупить ее содержимое не хватило бы денег не только у Носова, который без зарплаты жил уже месяц, но и у всей роты. Договориться с водителем все же смогли: откачали двадцать литров в канистры, что были в багажнике под мешками с раками. Заплатили последние деньги, что наскребли офицеры и отдали полмешка раков. Способность ростовского парня торговаться выручила всех, и счастливая компания двинулась в сторону бахчи.

- А я пыво нэ лублю! — сказал вдруг Нечипоренко, — горькое оно!

- Не переживай, сержант! Все равно, я тебе не отолью и ста грамм! Не положено, — спокойно произнес Барский. — А сколько ты выпьешь пива? — спросил капитан и повернулся в сторону лейтенанта Носова.

В компании офицеров Барский редко пил водку, рюмку, максимум две выпивал по случаю. Не больше. Никто и никогда не видел его пьяным настолько, чтобы товарищ воспринимался в новом своем облике, непонятном, страшном, гнусным, не важно, пиво ли это, водка, портвейн или спирт.

- Не знаю, — быстро ответил Носов. – Не спорил на большие дозы. Но трехлитровую банку выпью без проблем.

- Это шесть кружек? Да, цифра знакомая. — Барскому захотелось поговорить, и он нашел тему. — В нашу часть полгода назад перевели зампотеха бригады. Умный, толковый мужик. Полковника в Сомали получил за помощь в выполнении интернационального долга. Так вот он рассказывал, что на спор выпивал 48 кружек пива.

- Темного или светлого? — спросил Носов.

- Заливает ваш полковник. 24 литра в брюхе не поместится, — встрял Нечипоренко. — У нас дед Микола в селе шесть литров пыва впивал, так он весу больше ста кило и ростом за два метра. В него влызало…

- Не в этом оказывается дело, сержант! У нашего полковника была своя тактика пития.

- Ну, уж! Тактика выпивки пива. Придумаете же такое, — но Носова заинтересовал рассказ капитана. Он сам любил и собирал байки из жизни, коллекционировал анекдоты, а в компании слыл первым рассказчиком.

- Ничего не придумываю. Что слышал, то и говорю. Этот полковник по секрету мне рассказал, что его тактика очень проста. И прав сержант, не все в живот вместится. Только особенность организма это офицера заключалась в том, что после шестой кружки у него выходила первая!

- Он шо, отливал у кусты апосля трех литров? — удивился Нечипоренко.

- Да. Выпьет шесть, отольет первую кружку. Выпьет семь — вторую. И так, казалось бы можно бесконечно. Да только больше 48 кружек выпить полковник не мог! Говорит, что засыпал от пива, смаривало его…

- Пиво, оно такое… В сон уносит, — поддержал Носов и провалился в сон под монотонный гул двигателя.

- Гарбузы слаще, — мечтательно ответил сержант, и последовал примеру офицера…

По возвращению на бахчу быстро распорядился хорошо выспавшийся Носов. Оставил раков солдатам, взял пару мешков для офицеров. Но, прежде проинструктировал повара, как варить, когда бросать раков, когда солить…

Ротный в этот день выдал подчиненным спирта чуть меньше. Пиво радовало каждого, кто понимал прелесть ситуации. Поздним вечером, после отбоя в шалаше Магомета офицеры ели раков всласть, запивали их холодным пивом, поднимали кружками со спиртом тосты за расторопность Носова, и жалели, что быстро искололи себе изнеженные арбузами губы об острые панцири и клешни.