Обмен

Рассказ

 Просьба матери купить доллары поначалу не вызвала у Гарика никакого протеста. Ее попросили земляки-крымчане и дали денег, она обратилась к сыну-москвичу сходить в обменный пункт и поменять рубли на валюту. Проблема оказалась в том, что мать утром уезжала к себе домой на Черное море и вспомнила о деньгах и обмене только накануне. В будни этот вопрос решался в пять минут, а в субботу зависал тяжелой неопределенностью: открыты ли обменные пункты, есть ли в них валюта, достаточно ли ее.

Гарик взял у мамы рубли, чертыхнулся про себя, и отправился на Тверскую. Там, рядом с недавно открывшемся первым Макдональдсом, напротив здания «Известий» была сберкасса, где он давно хранил свои сбережения и знал местный персонал. Но  такси домчало его лишь за полчаса до закрытия обменника. И в нем наличная валюта уже кончилась.

Что делать? Куда идти? Где менять? Грустные вопросы без ответов.

Гарик покрутил головой и увидел двух богато одетых мужчин в темных костюмах из хорошего кашемира. Восточная или, скорее, южная внешность предполагала, что это израильтяне, турки или иранцы. Конечно, не исключен и цыганский вариант или это стояли представители Кавказа. «У них наверняка должна быть в наличии валюта, которую можно поменять на рубли», — решил для себя Гарик и обратился к мужчинам со своей просьбой.

- Надо подумать, посчитать, — ответил на хорошем русском языке один из них, с золотой коронкой в нижнем ряду зубов и переглянулся со вторым — обладателем аккуратных черных тоненьких полосок усов. — Деньги не маленькие.

Гарик отошел к кассам, пока южане совещались. Среди дежурного персонала сегодня не было знакомых лиц, и перекинуться парой фраз оказалось не с кем. Он посмотрел объявления, почитал рекламные проспекты, и вернулся к южанам.

- У нас есть валюта, — сказал усатый. — Но по вашим законам обменные операции частными лицами в сберкассе не приветствуются. Может, выйдем на улицу? И там все решим?

Все трое двинулись на шумную, многолюдную Тверскую и одновременно решили свернуть в ближайший переулок. Гарик не переживая и не сильно задумываясь о последствиях, в полной уверенности о безопасности показал им свои рубли, южане предъявили валюту. Все, внешне нормально, обменный курс выгоден обеим сторонам.

- Осторожно! Полиция! — неожиданно тихо, но несколько озабоченно сказал напарник усатого. И правда, представитель закона в погонах старшего лейтенанта сворачивал в ближайший двор. Гарик взял в руки валюту, отдал усатому свои деньги и сделка состоялась. Южане направились вниз по переулку, а Гарик засомневался и решил еще раз взглянуть на валюту. Какое-то смутное чувство толкнуло его проверить еще раз туго свернутую пополам пачку денег.

Точно! Это кукла: обернутые сто долларовой купюрой одно долларовые  фантики создавали ощущение обилия денег, а на самом деле сводили сделку к обычному мошенничеству!

Гарик кинулся за южанами, а те уже садились в бордовую девятку, один — в левую, второй — в правую дверь, и водитель медленно трогался с места. Обманутый москвич успел добежать к машине, ударить по капоту, но «Жигули» быстро набрали скорость, и догонять их оказалось совсем бесперспективно. Гарик пытался запомнить номер машины, но тот был заляпан грязью, типичной для российских дорог.

Не минуты не раздумывая, Гарик побежал в соседнее отделение полиции. Когда-то он здесь бывал не раз и хорошо помнил расположение кабинетов. Приняли его сразу. Дежурные опера не порадовали и не утешили, так как кроме цвета машины у них не было ни одной зацепки. А машину можно просто бросить, или это окажется обычный таксист: «Мол, попросили подвести». Подробное описание аферистов, их высокое качество работы, особенно золотой зуб, о котором рассказал Гарик, вывели спецов МВД Центрального административного округа на своих старых знакомых. Когда-то у них в районе орудовала маленькая, но шустрая, шайка так называемых бакинских евреев. Они обманывали, мошенничали, воровали красиво и изящно. Доказать их причастность к разным эпизодам было довольно сложно. Но «фиксатый» фигурировал в ряде протоколов.

- Не повезло тебе, Гарик. Отследить этих орлов и вернуть деньги взад — один шанс из тысячи. Но ворье часто пасет одни и те же районы, если там можно хорошо подкормиться. Если ты сам их вычислишь, мы с задержанием поможем. А так, извини, дел по горло, людей как обычно не хватает. Тем более на слежку.

Расстроенный неудачным обменом валюты Гарик вернулся домой поздним вечером. Убедил мать, что со временем вернет утерянные деньги, и решил следить за бакинскими евреями, искать человека с золотой фиксой и его напарника с тоненькими усиками.

День за днем, неделя за неделей, сменял один месяц другой. Мошенники не встречались на Пушке, не попадались у Макдональдса и Тверской. Гарик изменил привычный маршрут на работу и с работы, регулярно делал лишние круги по площади и заглядывал в соседние дворы. Никого.

Жалко было потерянных денег, обидно, что пришлось отдавать свои кровные за нелепую ошибку. Хотя ошибка ошибке рознь. Гарик часто вспоминал, как красиво сработали аферисты, которым одного мгновения хватило, чтобы подсунуть «куклу» и убежать…

Прежде ему не приходилось встречаться с настоящими представителями воровского мира, книги и фильмы — не в счет. Мастерство, профессионализм — качества, оказывается, заслуживающие уважения по обе стороны тюремной решетки.

Примерно через четыре месяца после случившегося со валютой, Гарик новым маршрутом шел вдоль памятника Пушкину и привычно зорко смотрел по сторонам. Погода радовала теплом. На безоблачном небе стаи уличных голубей темными нотками рисовали бесшабашные мелодии. На противоположной стороне улицы двигались… знакомые мошенники, которых Гарик узнал мгновенно. Убедившись, что «усатый» и «фиксатый», как сразу он их окрестил, бродят по Пушке в поиске новых жертв, Гарик бросился бежать в отделение полиции.

Оба оперативника его узнали и совсем не удивились появлению бакинских евреев.

- Вы вперед, а я догоню, — без лишних слов скомандовал старший своему товарищу.

Гарик и полицейский в цивильной форме скорым шагом двинулись вдоль здания ресторана быстрого питания. Метров через сто навстречу им попался усатый. Он ел мороженое и неторопливо двигался навстречу.

- Я одного вижу! — шепнул сорвавшимся от неожиданности голосом Гарик. Он чувствовал себя героем детективного романа.

- Идем прямо. Не показываем вида, что заметили. Покажешь, когда пройдем его, — спокойно ответил полицейский и принялся нести Гарику какую-то чушь, даже не повернув голову в сторону усатого.

Они сравнялись через несколько шагов, но за секунду до этого мгновения взгляд южанина скользнул по лицу Гарика.

- Вот он. Кажется, узнал меня, — только и успел шепнуть пострадавший, и остался один на самой известной улице в стране. Полицейского рядом уже не было, он скорым шагом догонял свой объект наблюдения, который ускоренно передвигался к автомобильной стоянке.

Гарик пошел следом. На его глазах усатый мошенник сел в серую «Волгу» последней модели. Там, на месте водителя сидел его напарник. Что интересно, в последнее мгновение в машину успели сесть оба оперативника: тот, что гулял вместе с Гариком и его старший напарник. Как он понял ситуацию, вычислил машину и оказался рядом в нужную секунду — это отдельная история, рожденная опытом и поимкой подобных субъектов. Но картинка очень напомнила ситуацию четырех месячной давности, когда потерпевший стучал по капоту отъезжающей машины с мошенниками.

 Гарик стоял один на Пушкинской площади, без пойманных бакинских евреев, знакомых полицейских, чесал свои густые вихры и не мог понять, что делать дальше. Куда они поехали, почему бросили его, если было свободное место в машине?

Время размышлений пошло на пользу и Гарик сообразил, что вся компания или ее половина должна нарисоваться в своем отделении полиции. Расстроенный потерпевший, который помог организовать захват двух воров, отправился знакомым маршрутом не спеша. Может быть там, с появлением информации, он найдет ответы на свои вопросы, или вернет деньги.

Все оказались в сборе.

В знакомом кабинете оперативники предложили ему присесть на почетное место напротив бакинских евреев. Те балаболили не о чем, и не собирались признавать свою вину. Появление Гарика внесло некоторое смущение в ряды настроенных молчать мошенников.

- Мужики! Я никогда не видел столь мастерски выполненной работы. Вы — асы, профессионалы своего дела, — начал он с порога. — Можно я пожму ваши золотые руки, которые смогли меня кинуть. Это верх мастерства! Спасибо, что держите традиции. Я долго жил в Баку и очень люблю этот город. Как это вы земляка-то не распознали…

По глазам южан было видно, что Гарика узнали.  Может, не всплыли у них подробности, но внешность пострадавшего им была известна. Что они и заявили.

- Ничего не докажешь, начальник. Когда это было!

- У меня парочка свидетелей есть, господа хорошие, — Гарик быстро включился в процесс. — Они с удовольствием расскажут, как все было.

- Что забудут, мы им напомним, — поддакнули оперативники.

Потребовалось с полчаса переговоров, пререканий, угроз, пока бакинские евреи не приняли решение вернуть деньги. Не все, так как кукла была из настоящих долларов, и не по сегодняшнему валютному курсу.

Старший из оперов предложил сегодня же привезти деньги в отделение. Усатый на эту идею выдвинул свою: они втроем едут с Гариком и привозят должок. Здесь засмеялись полицейские, и взгрустнул потерпевший.

- Где гарантия, что мы увидим друг друга! — оперативные работники не первый раз разруливали сложные ситуации, и эта идея их рассмешила. Старший привстал, прошелся от окна к двери кабинета. Было ясно, что это его привычный маршрут в подобного рода делах.

 - Звонишь своему подельнику. Он идет один домой, в банк, на хату, неважно куда, и не позже, чем через час привозит сюда деньги. Где и как он их найдет — проблема не наша. Мы сидим здесь и ждем. Но у вас, ворье, появляется шанс. Дело завести и закрыть просто, но будем считать, что в этом случае сложно. И мы не хотим бумагу марать и тратить время. Действуем по понятиям: возвращаете  долг нашему товарищу и уходите с нашей территории. Мы не ломаем вас, вы не создаете нам проблем.

Южане переглянулись. Похоже, эта ситуация их устраивала. Усатого позвонил по телефону…

Через час Гарик пересчитал свои деньги и несказанно ликовал. Один шанс из тысячи улыбнулся ему именно сегодня. На радостях бывший потерпевший купил пару бутылок водки, угостил полицейских и отправился домой — утешать мать.