Ложка

Поздним зимним вечером, под завывание ветра за окном, хорошо сидеть с друзьями за столом и вспоминать тёплые денёчки. Когда клев хороший, погода чудная, настроение подходящее и ты весь в рыбалке. А когда за окном то плюс, то минус один, слякоть по колено, лёд трещит под ногами на воде в позднем ноябре, то лучше ждать крепкий наст и пить водочку под огурчик, закусывать нежным холодцом с острой горчицей и вести разговоры о рыбалке, и не только.

- Как-то попросил меня приятель, Василий, с которым мы на рыбалку зимой ходим, ложку ему раскатать, — вступил в беседу Колян. Высокий крепкий мужик с редкой седой бородкой и роговыми очками, который мягко и привлекательно улыбался по-итальянски, иногда обнажая белые ровные зубы, только наполнил рюмки.  — Серебряную ложку раскатать на блесны. Я, было, удивился, а потом думаю: «У каждого свои причуды!» Ну и раскатал. Сходил к себе на комбинат, и получилось у меня метра полтора из той ложки. Тонкая такая, блестючая штуковина. Я её вокруг пояса обвязал, как ремнём, и вынес через проходную с завода.

Прихожу к Василию. В костюмчике, при галстуке. Все чин-чинарем. Теща его и жена у входа меня встречают, в комнату приглашают. У них праздник в тот день был. День рождения Василия. Ну, я, сообразил, и не долго думая, вручаю имениннику свой подарок. Тот красоту в руки взял, и вдруг сжался весь. Как будто саблю без ножен за клинок взял. Смотрит на родню, а жена его, Зинаида из комнаты выскочила, что-то в столе шарить начала. Смотрит с кухни, и глазами мужа буравит, как будто удавить хочет! Тёща и бровью не повела. Спокойная стоит, степенная. Она в городе должность высокую занимала, а потому сдержанной была женщиной. Повела меня под локоток в зал, а сама шепчет в ухо: «Я тебя по этапу пущу! А серебро семейное в блесны раскатывать не допущу!»

Оказывается, Василий уже не первую ложку из сервиза стащил. И все на любимую рыбалку! Вот и пожалел я, дурак, что из этой ложки серебряной такую красоту раскатал. Да, что делать…

- На серебряную блесну хариус у нас хорошо идёт, — поддержал рассказчика Алексей Сергеич — сосед напротив. Полный и грустный, чиновничьего вида, который первый раз оказался в компании старых рыбаков у этого озера. Его дом на берегу отличался не только помпезностью, высоким забором, но и высоким флагштоком с флагом России. Ему редко удавалось вырвать с работы, но Коляна он давно знал, привечал, все время искал возможности посидеть за рюмкой чая, и только сегодня все для этого сложилось. — Хотя, это было лет десять назад… Давайте, за рыбалку выпьем!

- За улов! За добрый клев! За хороших товарищей! — послышались голоса вокруг и зазвенели рюмки.

- Как-то раз собрались мы с друзьями хариуса ловить. — Коляну тема понравилась, и он вспомнил очередную байку. — Уехали мы позапрошлым летом на дачу у дальнего озера и Василия с собой взяли. Половили, выпили чуток, все чин по чину. Отправили Василия ранним вечером домой, чтоб с его тёщей и женой проблем не было. Сидим, продолжаем. Вдруг в коридоре голос Зинаиды – жены Василия: «Возьми трубку, сволочь!» Выхожу, а в коридоре никого нет. Возвращаюсь, а за спиной голос Зинаиды: «Возьми трубку, сволочь!» Оказывается, он свой телефон забыл. Ничего, если б мобильник по обычному звонил. Так в него рингтон закачан: «Возьми трубку, сволочь!» Звонит и звонит этот телефон, а из него орет голос Зинаидыя:  «Возьми трубку, сволочь! Возьми трубку, сволочь! Возьми трубку, сволочь!»  Мы отбой-то сделаем, а через какое-то время опять крик  «Возьми трубку, сволочь!»  И так раз восемь за ночь! К утру только разрядился телефон, но посмешил изрядно!

 Все вокруг весело смеялись, хотя и слышали историю не впервые. Больше всех рассказ развеселил грустного Алексея Сергеича, который даже закашлялся и покраснел — так давно он не смеялся в хорошем кругу новых для него, но таких добрых и открытых людей.

- Этот Василий — парень ещё тот, — продолжал между тем Колян. — Жена у него — не красавица, а сам он совсем плюгавенький, да ещё без образования… Я ему говорю, давай съездим в райцентр. Там техникум есть, а у меня знакомых полно в городе. Что-нибудь придумаем. Василий отказывается, не хочет ехать, мол, документов нет никаких. Но я упёртый, наставничеством не один год занимался, настоял, поехали. Познакомил его с кем надо, переговорили. Давайте документы, нам говорят. А я им то, да се, забыли взять, мол, позже подвезём. Они сначала против, а потом согласились помочь хорошему человеку, мастеру передового цеха.  Приняли в техникум без аттестата, но столковались, что контрольные, задания всякие я буду помогать делать Василию.  Договорились, одним словом. Поначалу я помогал, а потом выяснилось, что жена Василия с высшим образованием! Она ему и контрольные писать начала и задачки решать. Тёща не нарадуется! Как же! Зять со специальным образованием будет! Меня чуть ли ни на руках носить принялась! Она же не смогла его на учебу сподвигнуть, а тут получилось… Документы Василий свои так в райцентр и не отвёз, но диплом получил. А скоро старшим мастером стал, зарплату ему повысили, и тёща про те ложки серебряные  забыла…

Неожиданно зазвучал гимн России. Все вздрогнули. Оказалось, это у Алексея Сергеича зазвонил телефон с таким рингтоном. Чиновник растерянно смотрел по сторонам, а окружающие только улыбнулись, и совсем не спешили встать. Наоборот смех зазвенел сильнее, когда под мелодию гимна заиграл телефон Толяна со словами «Сладкий мой, милый!» Эти слова попадали в такт известной всем патриотичной мелодии и от того казались всем весёлым текстом.

- Это голос моей жены! — постучал Колян десертной ложкой по бутылке, перекрикивая смех друзей и принялся разливать водку по рюмкам.