Гларус и чайка

Рассказ

Черное море переливалось живой палитрой изумительной в этих местах водной лазури. Маленькая её рябь искрилась под тёплым солнцем, бежала наперегонки с ветром, пускала лёгких солнечных зайчиков, преломлялась на солнце фантастическими фигурами, отражалась на донном песке ажурной сеткой. Волны едва колыхались под лёгким послеобеденным ветерком и пускали мелких барашек из пены — первых предвестников скорой перемены погоды.

Огромные безобидные серые гларусы и белокрылые чайки штурмовиками и истребителями кружили у побережья Бомбуа бич в ожидании лёгкой добычи. Они рисовали широкие круги, неожиданно бросались вниз, взмывали к облакам, разрезая крыльями прозрачную синеву бесконечного неба без единого облачка в последние деньки цыганской осени.

На песчаном берегу, где совсем не осталось туристов летнего сезона, появился молодой спасатель с местного пляжа. Этого крепкого прожженного до черноты парня с крепкими мускулами и обветренным лицом приморского жителя  птицы узнавали по громкому веселому говору и выгоревшей под жарким летним солнцем когда-то красной бейсболке. Он часто кормил здешних пернатых кусочками хлеба, оставшимися с обеда, или приносил специально для птиц один-два батона, и они встречали его ликующими криками. Всеобщий гвалт привлёк внимание  серого гларуса с огромным и чуть загнутым, как у степного орла, клювом. Гларус резко спланировал на воду, мгновенно подхватил небольшой кусочек, брошенный спасателем, и взмыл вверх, прорываясь сквозь плотные ряды сородичей. Размоченный в солёной воде хлеб показался удивительно вкусным, и он вернулся за добавкой. С наслаждением глотнул гларус очередную порцию кормежки и полетел под крышу своего отеля. Так они вместе с подругой — чайкой — называли место на чердаке дома, где нашли приют на этом побережье.

Чайка тихо клевала клювом и кемарила на деревянной перекладине под самой черепицей.

- Полетели со мной! Там дают чудесный свежий хлеб! — позвал гларус чайку, громко хлопая крыльями.

- Мне это не интересно…- сонно ответила она.

- Давай, давай, просыпайся! Ты никогда такого не пробовала!

- Не отстанешь? — белокрылая чайка неохотно открыла глаза и посмотрела на гларуса.

 - Это рядом!  -  он настойчиво звал свою подругу, показывая в сторону моря. — У самого берега!

Белокрылая чайка взмахнула изящными крыльями с черным   оперением на крыльях, и пара морских птиц через мгновение уже парила над местом всеобщего ликования. Десятки птиц со всего побережья кричали, кружились у воды, подхватывали на лету хлеб, ныряли за утонувшим и быстро улетали в сторону. Гларус  на бреющем полёте спустился на знакомое место и подхватил небольшой лакомый кусочек. Он взглянул на подругу, а чайка невозмутимо описала большой круг над кормильцем-спасателем, едва взглянув на мокрые белые корочки, тихо набирающие в себя тёплую соленую воду, и так же спокойно направилась к себе на чердак — в отель.

- Мне это не интересно, — услышал её шепот гларус сквозь гвалт сородичей,  и улетел в открытое море….