Душа на крыле

рассказ 

- У каждого человека в судьбе встречаются мгновения, которые, как глубокие шрамы расписывают прожитую им жизнь, или оставляют в ней незабываемый след. Так и у меня был необыкновенный момент, который запомнился на всю мою жизнь. Даже не момент, а конец. Конец жизни, который миновал меня несколько лет назад… Я лежал операционном столе без сознания. Сухая прохлада пробирала насквозь, серые стены широкого зала освещали огромные лампы на потолке,  раскрашенном выцветшими фотоснимками. Эти фотографии горных и морских пейзажей по задумке авторов больничного дизайна должны были отвлечь больных от грустных мыслей перед началом операции и радовать их своими красками по возвращении из наркоза. Как меня раздевали, кто и что колол, подключал, перевязывал — не вспомню и под пытками. Так получилось, что меня доставили без сознания под нож хирурга. А вот полет «отсюда-туда», помню, как сейчас.

Рассказчик медленно приподнял указательный палец вверх.

- Люди, которые уходили из жизни на время клинической смерти, комы или летаргического сна, после страшных аварий, катастроф, болезней, рассказывают о длинном тоннеле, в котором они долго летели навстречу свету. Может быть, так оно и было у них, пока судьба не вернула на землю. А меня несло с бешеной скоростью в никуда. Стоял нестерпимо гулкий свист в ушах, веки не открывались от сильного встречного напора воздуха или иной плотной субстанции. Нельзя сказать, что именно я, человек, двигался. Как назвать собственное тело, летящее в никуда, которого сам не ощущаешь? Вроде глаза закрыты, а будто видишь свой полет со стороны. Мозг отключен, а понимаешь, что летишь в тартарары. Сердце бьется еле-еле, а дышишь… Я думаю, это улетала моя душа, покидала меня та маленькая частичка, без которой нет человеческого существования на нашей грешной земле. Знаю, что впереди ждет бездна, как открытая пасть дракона, как полыхающее окно домны с раскаленным чугуном. Попадешь туда, и нет возврата. Понимаю, что лечу именно туда, и нет такой силы, чтобы остановила меня. Смирился вмиг. Даже молиться не мог и не просил пощады. А и у кого? И тут, этот стремительный полет стал чуть замедляться, тормозить незаметно и очень-очень медленно, как будто некая потусторонняя сила меня решила приостановить, не бросать в огонь на мгновение, чтобы очухаться от головокружительного движения в никуда. Или придержать на минуту, чтобы вспомнить всю прошедшую жизнь, которая проскакивает перед неминуемым концом любого человека. Не знаю… Это движение постепенно замедлилось так, что я начал чувствовать чье-то прикосновение к телу, точнее моя душа легла на что-то тонкое, нежное, совсем воздушное и невесомое. Это что-то оказалось крылом — крылом обычной с виду белой бабочки! Она несла мою душу на себе… На повороте, у самого жуткого огненного горнила белоснежное крылышко чуть-чуть опалилось, но маневр прошел успешно. Как бабочка подлетела, как подхватила, как удержала мою душу — для меня загадка. Но помогла мне остаться в этом мире и поддержала на оставшееся время именно она, бабочка…  В реанимации я пролежал достаточно долго, чтобы прийти в себя и немного окрепнуть. Через несколько дней в своей палате я встретил ее, свою женщину-блондинку с белоснежными локонами и взбалмошной челкой, чуть темнее остальных волос.

- Отчего так?! — спросил я и прикоснулся к немного жесткой пряди.

- Это? — она улыбнулась своей обычной улыбкой несколько припухших вишневых губ и потрогала волосы. — Сушила и чуток подпалила.