Армейский аскетизм

материал в Аргументы и Факты 2002 год

 Специфика сексуального поведения проявляется в том, что армей­ский образ жизни предполагает, прежде всего, воздер­жание, которое мо­жет при­нимать характер личной нравственной нормы или обу­словливаться внеш­ними обстоятельствами. Военнослу­жащие,  имея право на удов­ле­творение своего полового же­лания, в период прохождения воинской службы ограничены в его реа­лизации. При­няв присягу на верность Родине, они, зачастую, вступают на путь сексуального воз­держания — так называе­мого армейского аске­тизма — вынужденного или сознательного снижения половой  активно­сти ниже индивидуального желания.

В прове­денном ав­тором ис­следо­вании более 63 % опрошенных не имеют секса столько, сколько хотят, ограничивая собственную сексуаль­ную активность. При этом, 34 % респонден­тов: солдат, прапорщи­ков, кур­сан­тов и офи­церов, — уверены, что поло­вое воздержание им вредит.

 В начале века при исследовании половой жизни в Красной армии был сделан вывод о том, что никто не останавливается и не задумывается над возможностью воздержания; для всех ясна альтернатива – или нормальное удовлетворение полового чувства путем общения или онанизм.

Подобное беспокойство является результом низкого уровня инфор­мированности личного состава в вопросах сексуальности и вызвано стра­хом за свою “половую силу”. Между тем, боязнь импотенции из-за от­сутст­вия ре­гуляр­ной половой жизни в пе­риод юношеской гиперсексуальности  — свое­об­разный сексуальный миф.  У солдат и кур­сантов годы службы — это лишь время, сов­павшее с пиком сексуальности и выхо­дом на свою инди­видуаль­ную норму. Правда, у некоторых юношей этот пик при­хо­дится на время до призыва в армию, у других — после, но у боль­шинства совпа­дает.

Это занимательно:

Аскетизм  редко представлял собой абсолютный отказ от житей­ских утех, когда плоть умерщвлялась самобичеванием, обезображива­лись поло­вые ор­ганы, кастри­ровали себя или уходили в монастырь мужчины. Чаще имело место времен­ное, от­носительное воздержание на время путешест­вий и воен­ных походов. Ряд ученых (как отечественных, так и западных) одно время утвер­ждали, что наивыс­ший успех в войске невозможен без воздержания.

 Переносить армейский аскетизм, приравненный ими к тяготам и лишениям во­инской службы, труднее тем из военнослу­жащих, кто женат, имел постоянную сексуальную партнершу и вел регу­лярную поло­вую жизнь.

Это занимательно:

частота половых сношений в браке: “Трижды в месяц,” — говорил Солон.

“Каждый день — для неработающих людей, — говорит “Мишна” иудеев

- Дважды в неделю — для работающих, раз в неделю — для погонщиков ослов”.

Даосцы утверждали, что весной мужчина может позволить себе испускать семя один раз в три дня, летом и осенью — дважды в месяц. Зимой семя следует сохранять и вовсе не испускать его. Так как потеря энергии Ян вызванная  одним семяизвержением, произошедшем в зимнее время, считалась “в сто раз больше, чем при одном семяизвержении весной”

 Между тем, ретроспективный анализ сексуальной культуры военно­служащих показывает, что половое воздержание до брака на про­тяжении столетий считались со­циаль­ной нормой, которая больше, чем остальные бралась под сомнение. При­зыв: “Удерживай у солдат!” — от­вергал еще В. Роза­нов  на ру­беже двадца­того столетия, но аске­тичный образ жизни для солдата остается “нормой” и до сего дня. Основными аргументами в её пользу являются следующие:

 Армейский аскетизм

  • - дей­ственная гарантия против опасности венериче­ских заболеваний,
  • - надежное средство к усилению и укреплению воли,
  • - и возможность пока­зать человеку, что кроме половых наслажде­ний жизнь имеет ещё много других достойных уст­ремлений.

 В то же время, представители ряда видов Вооруженных сил (например, моряки, лётчики), те, кому по долгу службы приходится вести аскетический об­раз жизни, знают: после дальних походов, перелётов, уче­ний, связанных с наруше­нием регуляр­ной половой жизни, возникают опре­делённые трудности (ослабле­ние эрек­ции, ус­корение семяизвержения при половом акте), вызванные вынужденной сексуальной абстиненцией.

 Более чем в 50 % случаев одной из причин развития импотенции у во­ен­но­служащих яв­ляется отрицательная реакция жены на временную по­ло­вую несостоятельность мужа. Он начи­нает временно избегать поло­вых кон­так­тов в целях “накопления сил”, тем самым только усугуб­ляя свое состоя­ние.

 При­чём, при слабо выражен­ном половом вле­чении сексуальное воздержание не на­носит вреда орга­низму, пусть даже про­шло не­сколько месяцев или лет армейского аске­тизма. При сильно выраженном влечении сни­жается рабо­тоспособность, ухудшается настроение, появляется излишняя воз­буж­ден­ность с чувством неудовлетворённости. Зная, что отрыв от семьи, парт­нёрши на срок более трёх месяцев, как правило, ведёт к та­ким последст­виям, ко­мандиры и начальники стремятся подби­рать в команду или эки­пажи тех, в ком уверены.

 “…Я стойко перено­сил “все тя­готы и лишения воинской службы” в Группе наших войск за границей в послевоенный пе­риод. Стыд­ливо сдавал свое белье, испач­канное  поллюциями, плохо спал ночью, вечно нервничал, бы­стро воз­буждался и всегда мне “хотелось”. Чтобы заглушить жела­ние, пробовал пить, начал курить, но ничего не помогало: только взыска­ния наполучал. Пришлось отка­заться от водки и от курения… А когда пред­ставился случай (приехал домой с оказией), то с первого раза все упало у меня при пер­вом прикосновении. Вы­ручила жена — успокоила меня и не выразила недовольства.  И только почти че­рез год нала­дилось все так, как и должно быть…” (Из  письма Ми­хаила З.)

По оценке В. М. Голода среди обратившихся к сексопатологу за по­след­ние 5 лет моряки составили 28 %. Одной из причин возникавших у них сек­суальных дисфункций являлось разобщенность или отсутствие рядом се­мьи, что вело к вынужденному воздержанию или высокому уровню ЗППП.

   «… Мне несколько раз приходилось участвовать в дальних морских по­хо­дах по роду своей службы. Я офицер-подводник. И возвращаясь на базу, встреча­ясь после мно­гомесячной разлуки с женой, нередко рас­страи­вался — не получа­лось так, как пре­жде. Выспишься, утром прибу­дешь на корабль, а там почти все унылые — такая же кар­тина. Правда, спустя какое-то время дела шли на лад, всё нормализовалось…»

 (Из письма  Сер­гея И.)

Среди наиболее популярных форм снижения полового влечения в ар­мии и на флоте — тяжёлые нагрузки, физическая ра­бота, усилен­ные занятия спортом, особенно на первом году службы военнослужащих. Молодому солдату просто не­когда об “этом” думать. Между тем, облегчение в пе­риод вынужден­ного воздержания происходит за счёт само­регу­ляции половой функции. Ночные поллю­ции, эротические сно­ви­дения, разго­воры на сексу­альные темы, про­смотр видео- и телефильмов с эле­мен­тами эротики спо­соб­ствуют сниже­нию повышенной половой возбудимости. По оценке Бурштына С.Е. в 1925 году поллюции бывали у 52% красноармейцев. У 17% опрошенных 1- 2 раза в неделю, у остальных один раз в месяц.

Это занимательно:

Поллюции наблюдаются периодически у 83% мужчин. (по А.Кинзи)

До 20 лет – 1 раз в месяц, с 20 до 30 лет уменьшаются, с 30 лет – редко,

у пожилых (до 80 лет – эпизодически)

Это естественный рефлекс для «разрядки» физиологического напряжения.

У 8% женщин во сне оргазм 5 раз в год, у 3% — 2раза в месяц.

Эротические сны видят 100% мужчин и 70% женщин.

 Однако в по­ложении вынуж­денного воздержания на­ходятся не только военные, но и те, кто ждёт их. И здесь следует признать, что только еди­ницы из давших обет верности сохра­няют её. Это подтверждает обилие писем от во­еннослужа­щих, личные на­блюдения автора и мнения служив­ших в ар­мии хоть пол­тора года. При этом, брак гораздо крепче связывает любя­щих, и жены надежнее перено­сят своё половое воздержание и отрыв от мужа, чем просто подруги. Но это предмет отдельного разговора.

Для снятия дискомфорта, вызванного половым воздержанием, в ар­миях ряда государств принимаются серьезные меры, которые поддержи­вают высокое мо­рально-психологическое состояние, а, следова­тельно, и боеспособность войск. В большинстве стран Североатлан­тического союза, например, доста­точно либе­рально относятся к поло­вым связям солдат, предоставляя им возмож­ность посе­щения публич­ных домов, расквартировывая части и гар­низоны вблизи крупных на­селенных  пунктов. Даже  в  армиях стран  Вос­точной  Европы солда­там предос­тавляются еженедельные (еже­дневные) от­пуска и увольнения для посеще­ния жены, девушки и т. д. Во время уче­ний, дальних походов, несения службы вдали от родных бере­гов в части и на корабли армии и флота США при­бывали “подразделения специаль­ного обеспечения”, которые помо­гали воинам снять половое на­пряжение, от­дохнуть, расслабиться.

В Вооружен­ных Силах СССР в этом вопросе на­блю­дался наиболее консервативный подход, здесь лицемер­ная официаль­ная мораль пред­писывала воздержание на все время службы. Умение сдержи­вать себя, воспитание воли считалось добродетелью, а армия в этих усло­виях была “школой выдержки” в прямом смысле. Тем не менее, воен­нослужащие находили возможность для удовлетворения половых по­треб­ностей. По дан­ным социологических опросов на вопрос: “Удается ли Вам вступать в половые кон­такты с женщинами во время службы в ар­мии” — 51 % опрошенных от­ветили утвер­дительно.

Андрей знал: в это время, как правило, посты проверяют редко; в худшем случае дежурный по части решит пойти в караул, но сегодня это маловероятно. Он зашел в кочегарку, гду уже никого не было, сел так, что бы в приоткрытую дверь было видно дорогу в караульное помещение и стал согреваться.

Такая тоска в этой части: об увольнениях в город никто не мечтает, до ближайшего населенного пункта можно добраться только на вертолете, из женщин в гарнизоне — только три офицерские жены с малыми детьми. Вот и из дома уже месяц никто не пишет: как там дочка, Иринка?

Он вытащил из гимнастерки фотографию жены, где она в купальнике улыбается ему на берегу моря. Улыбнулся: “Когда мы были с ней последний раз? Уже месяцев семь прошло”. Андрей вспомнил её нежную загорелую кожу, пушистые завитки волос, маленькую родинку на груди и… почувствовал возбуждение. Он отставил автомат, растегнул пуговицы и полностью отдался воспоминаниям. Рука всё энергичнее скользила в брюках…

- Где же этот часовой?! — нервный шепот и свет фанарика дежурного  по части вернули Андрея с небес на землю. Проверяющий приближался к кочегарке. Андрей схватил АКМ и стал застёгивать ширинку.

- Стой, кто идет!? — испуганно выкрикнул он.

Но было уже поздно: сержант, помощник начальника караула стоял уже рядом. Луч фонарика обежал часового с головы до ног и на мгновение задержался на мутноватых каплях в угольной пыли. Сержант понимающе кашлянул…

На следующий день после наряда за халатное выполнение обязанностей часового — уклонение от маршрута движения — Андрей получил взыскание…

Сержант молчал, лишь иногда при встрече понимающе улыбался.

 В России умение сдержи­вать себя, воспитание воли издавна считалось доброде­телью. А армия, например, в этих усло­виях была “школой выдержки” в прямом смысле слова. Трудно сказать – хорошо это или плохо. И где грань между совершенством и поро­ком? И до каких пор сдерживать себя? Сегодня ситуация меняется крайне скверно. Другие про­блемы и трудности застилают умы власть имущих и им некогда вникать в вопросы личной жизни сильной половины человечества. Но хочется верить, что «армейский аске­тизм» в определенных условиях работы и службы, принятый во всех странах мира как социальная норма, войдет со временем в достаточно демократичные рамки.